24.04.2024

В сети продолжают обсуждать петицию бойца 59-й бригады Павла Петриченко к президенту Украины с требованием закрыть доступ к онлайн-казино для военных и запретить волонтерам и военным частям принимать помощь от компаний игорного рынка

О петиции Петриченко рассказал в своем телеграмм-канале. Пожаловался, что она уже 10 дней не проходит модерацию и решил обратиться к Владимиру Зеленскому в соцсетях.

Запрет азартных игр в ВСУ и донатов от гемблинга: Действительно ли это поможет

«Для многих военных азартные игры становятся единственным способом справиться со стрессом, а потому быстро вызывают дофаминовую зависимость и ослабляют их самоконтроль. Нередки случаи, когда игрозависимые военнослужащие тратят на игры все свое денежное обеспечение и берут микрокредиты, этим заводя себя и свои семьи в «долговую яму», или же сдают в ломбарды дроны и тепловизоры», — отметил боец.

Запрет азартных игр в ВСУ и донатов от гемблинга: Действительно ли это поможет

Но действительно ли предложенные им шаги будут целесообразными?

Во-первых, проблематична реализация уже первого пункта — запрета азартных игр и доступа к онлайн-казино для военнослужащих. Как обеспечить верификацию бойцов? Один из предложенных вариантов — сфокусироваться на военных в наиболее горячих точках, изолировав от игорки всех украинцев на прифронтовых территориях. Впрочем, как отметил глава КРАИЛ Иван Рудый, «легальный рынок — это 13 юридических лиц на «земле» и 17 — в сети интернет, а нелегальный — более 600 сайтов». Соответственно, желающие поиграть просто сменят легальные площадки на бесконтрольную серую зону. Второй вариант — ввести законодательный запрет со стороны самих воинских частей. Но вариант, когда комбаты будут проверять смартфоныбойцов в поисках ссылок на игровые площадки, представляется не слишком демократичным и мотивирующим. Если же фокусироваться на очевидных случаях, о которых известно всей части, — лучшим кажется вариант предоставить комбатам право заносить фамилии бойцов в Реестр лиц, которым ограничен доступ к азартным играм (как опять же предлагал Рудый).

Во-вторых, блок о запрете благотворительным фондам и военным частям принимать помощь от игорного рынка также представляется сомнительным. Ведь вряд ли бойцов мотивирует играть именно полученное от бизнесов оружие. Кампании по помощи бойцам носят репутационных характер, создают имидж социально сознательных предприятий и не действуют как прямая реклама. К тому же, помощь от гемблинга часто имеет реальное значение для фронта. Например, благодаря украинскому онлайн-казино Cosmolot ВСУ получили 50 ударных дронов Punisher. Именно Punisher уничтожил российский комплекс РЭБ «Борисоглебск-2» стоимостью около $200 млн. Недавно Slots City Foundation и лаборатории VOL отремонтировали для армии 2284 дронов. В Favbet Foundation в начале года отчитывались, что передали Силам обороны 260 авто и 130 беспилотников. Относительно свежий пример — сбор на морские дроны Sea Baby, который украинцы закрыли за два дня. При этом 35,5 млн (примерно одну восьмую) перечислили четыре игорные компании. Предложение отказаться от такой помощи ради призрачной и недоказанной пользы выглядит сомнительным.

Конечно же, проблему лудомании в ВСУ отрицать трудно, однако такие «простые» решения скорее создадут ряд дополнительных проблем, чем решат имеющиеся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *